воскресенье, 20 октября 2013 г.

У порога школы

Думаю, что эта статья (вернее письмо, опубликованное в «Журнале  для Хозяекъ» № 17 за 1 сентября 1913 года) на тему педагогики и школы будет интересна и современному читателю. Полное название статьи было «По поводу статьи «У порога школы» (Письмо в редакцию).», но я решил название немного сократить. Короче, наслаждайтесь!

У порога школы
У порога школы
По поводу статьи «У порога школы» (Письмо в редакцию).

Прочитав помещённую в № 16 статью г. Винокурова, нельзя не поблагодарить автора за выраженные в заключении вполне здравые мысли о значении специальных заведений, но, к сожалению, в статье рассеяно столько положений, высказанных без должной вдумчивости, что я считаю своим долгом, долгом педагога и отца, возражать на них. Начать с «удачного», по мнению автора, сравнения «экзаменов с лотереей, на которой счастливый билет достаётся часто недостойному и наоборот». Плохой экзаменатор, действительно, может превратить экзамен в лотерею, но неужели же педагогический мир в массе состоит из подобных тупиц?! Кстати сказать, трудно разобрать, о каких билетах говорит автор: о билетах настоящей лотереи или об употребляемых на экзаменах. Если некоторые родители, читая статью, вообразят, что их детей будут экзаменовать по билетам, то спешу таковых родителей обрадовать. Я был в нескольких гимназиях, принадлежащих к трём различным учебным округам, и нигде такого порядка не было. Сравнивать экзамен надо не с лотереей, а скорее с судом, где тоже возможны ошибки, но где всё же стремятся приблизиться к идеалу справедливости.

Далее говорится о робости, овладевающей ребёнком на экзамене, и по этому поводу целая обличительная речь против педагогов. Педагоги, ставящие себе целью запугивать ребят на экзамене, конечно, существуют где-нибудь в Российской империи, но неужели их такое число, чтобы это имело какое-либо значение для русской школы вообще. Неужели г-ну Винокурову не приходило в голову, что робость детей на испытаниях по большей части является по вине родителей. Иногда ребёнок до того избалован слащаво мягким обращением родителей, что громкий вопрос экзаменатора принимает за гневный окрик. Иногда, наоборот, обращение с ребёнком в семье варварски суровое, и он трепещет на экзамене, представляя родительский гнев в случае невыдержания. Вот на это бы обратить внимание отцов и матерей!

Затем автор рисует тяжёлое положение детей в средней школе и проводить параллель между «ребёнком в дошкольный период его жизни» и после годичного пребывания в школе. Подумаешь, что школа это какая то «кухня ведьмы», где из ребёнка, в котором «бьёт через край пытливость мысли… широта вновь возникающих интересов»… и т.д., делают через год существо, страдающее «скукой, унынием и равнодушием».

Какие ужасы! И какое широкое обобщение! Берётся просто себе «ребёнок в дошкольный период» и ему приписываются разные качества в роде пытливости ума. Неужели г. Винокуров не знает, что говорит по этому вопросу педагогика, как теоретическая, так в особенности практическая? Она говорит, что такого коллективного «ребёнка» не существует. Ребёнок есть прежде всего личность и уже в младенческом возрасте, проявляются индивидуальные качества отдельных личностей, а в возрасте дошкольном даже очень резко.На практике полное отсутствие пытливости ума, «скуку, уныние и равнодушие» мне часто приходилось наблюдать у детей, поступивших в первый класс не из приготовительного, а прямо «с воли», т.е. после домашней подготовки (безразлично из городской или деревенской семьи). Далее автор утешает родителей, дети которых не попали в школу, следующими соображениями: «пусть хоть ещё несколько месяцев ребёнок сохранит душу живу… побережётся от обмана и лжи перед воспитателями и учителями, когда ответы он будет давать с различных шпаргалок». Эти «тонкие хитрости по мнению г. Винокурова, скоро неизбежно привьются» учащемуся «как следствие преподавания и обучения нашей школы». Что обман развит в нашей школе до ужасающих размеров, это правда. Но отсюда до «неизбежности» очень далеко, а обвинять целиком в этом явлении школу более, чем несправедливо. Почему же мои собственные дети (теперь находящиеся в старших классах) не сделались жертвами этой «неизбежности». Да очень просто потому, что они знали, что за двойку родители не накинутся на них с бранью, а дадут толковый совет, как поправить дело, и наоборот пятёрка, полученная нечестным путём, вызвала бы у родителей взрыв негодования. А возьмём, напротив, семью, где за каждую пятёрку или четвёрку дарят деньги или лакомства, а за двойку подвергают наказанию (не так давно даже пороли), тут уже труднее сохранить честность. Знал я случай, когда дама из интеллигенции (!) хвасталась в обществе ловкостью своей Лидочки, путём «шпаргалок», получавшей четвёрки, не уча уроков. Тут пожалуй, можно говорить и о «неизбежности», но при чём тут школа?!

А между тем, г. Винокуров прямо неистощим в нападках на школу – она, видите ли, вызывает ни более ни менее как «раздвоение личности»: дома «Ваня» один (идеал добродетели), а в школе другой (все противоположные качества). На это должно сказать, что в некоторых случаях у слабовольных детей встречается нечто подобное (хотя и не в такой сильной степени). С такими явлениями школа посильно борется разными мерами, разумеется иногда удачно, иногда нет, глядя по педагогическому составу той или иной школы. Если же мы будем брать массу «Ваней», то практика показывает, что «Вани» в школе именно такие, какие дома, конечно, если родители без всякой идеализации откровенно расскажут воспитателям про своего Ванечку. Я всю жизнь не забуду случая, который я привожу не из Песталоцци или другого какого педагогического авторитета, а из действительности. Вызывают в гимназию мать по поводу того, что её сынок постоянно колотит по щекам товарищей, и что же? Выясняется, что ту же самую операцию он производит при малейшей ссоре над своей добродушной и простодушной матерью.

После школы достаётся от г. Винокурова и семье, которая должна начать «с перевоспитания нас самих». Пожелания благие, но как их осуществить? По мнению автора очень просто – открыть «институты и школы для матерей». Кстати бы уж открыть школы «для жён», «для невест», где выдавались бы аттестаты на эти звания, как теперь выдаются на звание, положим, фельдшерицы. Нет! Чтобы быть матерью-воспитательницей, требуются не столько специальные познания, сколько творческая деятельность. Кроме интеллигентности, тут необходим уравновешенный характер, известная доля нежности и известная доля твёрдости, а также известная смекалка, которая даётся природой, может быть отчасти развивается от обстоятельств, от общения с людьми, но ни в коем случае не даётся школами, институтами и курсами.

Педагог и отец.

Помещая это письмо, редакция рекомендует его вниманию читателей, как образец того, как глубоко внедряются специальные педагогические понятия даже в душу педагогов-отцов. Общее впечатление, получаемое при чтении письма «всё у нас хорошо, лучшего и желать не нужно». Однако, не разделяя этого педагогического оптимизма, Редакция предложила г. А. Винокурову в следующем № журнала дать свой ответ г. «Педагогу и отцу».

Редакция.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...